Прошли годы... немного их прошло, но всё же. Царевичи подросли и стали уже настоящими парнями. Крепкие, ловкие и прекрасные. Наверно, не одна уже местная девица сломала о них свои ясные очи.

В один прекрасный день...
Когда на небе не было, казалось, ни тучки. Более того, в голубой её синеве, над лазурью плещущегося барашками белой пены Синего моря, редкими перистыми вкраплениями от теплого бриза гонимого веселыми волнами, висели светлеющие чистейшей белизной облачка. Солнце, сияющее ярким и недоступным светилом в бирюзе, того же, где и облака неба, яркими пятнами обогревало своды многочисленных шатров Великого стольного града царства Пятиземья, разноцветным ковром застилающих просторы побережья у безмятежно плещущегося моря.
Мир казался безмятежным под полуденным солнцем.

Царь Кубрат приказал отыскать своих сынов. Где бы они ни были, на охоте ли, гоняя дикого зверя, на ристалище ли, показывая свою молодецкую удаль, на ярмарке ли, смущая там юных простушек, или же просто, гонялись за ветром по степи, на резвых своих скакунах.

- Дети мои, - начал царь отец, - Вы повзрослели и возмужали. Пришло время найти вам достойных невест.
По древнему обычаю, для поиска предначертанных судьбой невест, царевичи должны были воспользоваться стрелами, не много и не мало, самого бога громовержца, именуемого Аслади. Поговаривали, якобы народ ромеев на западе называл его Юпитером, или Зевесом.
Царевичи, ранее, лишь издали видели эти стрелы, и уж конечно не держали их в руках своих.
Царь Кубрат с принцами выехали в открытое поле.
Царевичи должны были, раскрутившись хорошенько, выстрелить стрелой из лука в любую сторону на которой остановились.
Все, казалось бы, очень просто. Но, как далеко улетят стрелы?
Стрелы бога громовержца Аслади являлись очень непростыми и могли улететь очень далеко, хоть за край земли. Это были стрелы молнии. Метательным орудием должен был быть лук самого Аттилы, древнего предка княжичей.
Первым попытать судьбу должен был самый старший из царевичей. Царь Кубрат протянул Бояну лук Аттилы и стрелу-молнию.

- Ух ты?! - только и выговорил Боян.
Он бережно принял стрелу и лук. Служки на глаза царевича надели повязку из плотной ткани.
- Помоги мне Аслади, - сказал Боян, раскручиваясь на месте, - дай мне дочь богатого государя. Я, в ответ, воздвигну тебе храм до твоих небес. С этими словами Боян сильно, насколько мог, натянул легендарное оружие могучего предка. Боян отпустил тетиву, она звонко прозвенев, пустила стрелу-молнию, которая, лишь сверкнув напоследок, исчезла вдали, будто растворилась.
Аспарух с Котрагом прыснули смехом: "Уж послал, так послал стрелу ты брат!" Следующим, по старшинству, должен был стрельнуть Котраг. Он со скрипом натянул лук Аттилы.
- Сохрани и для меня лук предка, братец! - заволновался было Аспарух. Ему казалось, вот-вот и тугой лук сломается - переломится прямо посередине, от усилий крепкого Котрага. Котраг, раскручиваясь с повязкой на глазах, ослабил натяжение тетивы.
- О мой предок, достославный Аттила, и ты боже Аслади, пошлите мне девицу сильную и верную, - проговорил Котраг, и пустил свою стрелу.
"Ох, Котраг! Романтик..." - вздохнул улыбаясь Боян, перемигнувшись с Аспарухом.
Дошла очередь и до Аспаруха.
- А, будь, что будет! - воскликнул Аспарух с повязанными глазами.
Хорошенько и весело раскрутившись, Аспарух выслал куда-то свою стрелу-молнию.
- Ты что это, на небо её отправил?! - изумился Котраг.
- Будет тебе не жена, а ангел, - хохотнул Боян.

- Нет, не на небо, - сказал царь Кубрат, - я за всеми наблюдал, все видел.
- Значит так, - Кубрат поднял вверх руку свою, держащую лук Аттилы, - жребием стрел Громовержца и божьим судом, означено следующее...
- Боян, мой старший сын, - начал царь, - Вам выпало отправляться на юг.
- По крайней мере там тепло, - заметил Боян.
- Средний мой сын, Котраг, - сказал царь, - Вам досталось замечательное направление, идти к восходу солнца, на Восток.
- Это по мне, идти в края наших предков, - приосанился Котраг.
- Аспарух, - царь-отец обернулся к своему младшему сыну, - Вам, сын мой, надлежит двинуться на закат, в западном направлении. Наши предки всегда стремились в те края.
- Сожалею, - потрепал Аспаруха по плечу Боян, - Я слышал, в западных странах народ дикий обитает, найдешь себе дикаршу. Лучше бы ты ангела взял.

К братьям подошла сестра, царевна Чичак.
- Почему же, как известно, на западе греки и ромеи проживают. Народы богатые и в науках смышлёные, - защитила она близкого по возрасту брата.

Чичак опустила свою голову, её плечи задрожали.
- Вы все уедете, я же останусь одна, - слезки покатились, вдруг, из под ресниц Чичак.
Братья обняли сестренку.
- Не переживай, - сказал Котраг, - мы только туда и сразу обратно, даже не заметишь нашего отсутствия.
- Ты не одна, ты остаешься с отцом. Присмотри за ним. И у тебя есть Парсби, - успокаивал сестру Аспарух.
- А мы, тебе сестренка, привезем подарков разных, - весело сказал Боян. - Ты каких хочешь?
- Лучшим для меня подарком будет, если вы все вернетесь, - сказала Чичак.

Таким образом, жребий молниеносными стрелами громовержца Аслади определил: Бояну следовать на юг, Котрагу на восток, а Аспаруху искать нареченную невесту на западе.




<< предыдущая 1 , 2 , 3 ,4, 5 , 6 ... 11 ... следующая >>



в библиотеку

Copyright © Александр Зарянин, ноябрь 2019
авторские права защищены